Новости
В Омске акушерки подделали медкарту и результаты анализов погибших рожениц
Их осудили за причинение смерти по неосторожности и тут же освободили от наказания...
Фото: Лика Кедринская

На фото: врачи на скамье подсудимых

В Советском райсуде Омска вынесен приговор врачам по уголовному делу о гибели рожениц роддома № 2 Оксаны Морозовой и Елены Гайсиной.

Акушер роддома № 2 Оксана Тищенко, зав. акушерским отделением Наталья Анисимова и хирург выездной бригады БСМП Валерий Чикишев оправданы. Бывшая зав.отделением патологии беременности роддома № 2 Светлана Чикишева (Нефедова) и акушер ГКБ №1 Пелагея Артеменкова осуждены по ч. 2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности) на 2 года ограничения свободы (Чикишева - за смерть Морозовой, а по случаю Гайсиной оправдана). Но обе сразу же освобождены от наказания за истечением срока давности.

В ходе суда вскрыта масса неблаговидных подробностей о втором роддоме и ГКБ им.Кабанова. А заодно – о действиях чиновников облминздрава и местного управления Росздравнадзора (при руководителе Третьякове), годами упорно «не замечавших» дефектов в работе врачей - хотя огласка врачебных ошибок служит профилактикой таких нарушений.

Как уже сообщалось, Светлана Чикишева признана виновной в том, что не провела своевременно роженице Оксане Морозовой операцию по удалению матки с трубами, которая могла предотвратить сепсис. Операция была сделана с большим запозданием, после перевода Оксаны в БСМП-1, и помочь уже не могла. Молодая мама скончалась.

Допущенный Чикишевой дефект состоит в причинно-следственной связи с гибелью роженицы – объявила при чтении приговора судья.

На фото: Оксана Морозова и Елена Гайсина

Акушер Тищенко подозревалась в том, что умышленно скрыла опасные для жизни Оксаны данные анализов – свидетельствующие, что в организме молодой женщины пошло воспаление. Из-за этого антибактериальная терапия была назначена с запозданием в пять (!) дней. Зав. акушерским отделением Наталья Анисимова также подозревалась, что скрыла угрожающие жизни роженицы обстоятельства.

Когда питерского эксперта Мозговую допрашивали по видеосвязи в омском суде, она, противореча подписанному ей же заключению СМЭ, выговорила удивительную фразу: «Не могу сказать однозначно, устранила бы антибактериальная терапия осложнения у роженицы или нет».

А вот алтайский эксперт Кулебякин (отзыв этого сертифицированного специалиста судья Королькова сочла ненадлежащим доказательством) заявил однозначно: «При воспалительном процессе уместно было уже 5 мая 2014 года – когда анализы показали воспалительный процесс – назначить антибактериальную терапию. А 9 мая – антибиотики и расширить методы исследований. Но 10 мая в медкарте Оксаны только одна запись о ее осмотре, в 22.30. Лабораторные данные говорили о сепсисе – необходимо было удалить матку… Отсрочка же довела до того, что 12 мая в ходе запоздалой операции в БСМП-1 матка сама отвалилась от стенок влагалища – врачи ее не отрезали».

Как следует из показаний свидетелей (других рожениц и родных Оксаны) в суде, 9 мая Оксана жаловалась на то, что у нее «все болит, но никто не обращает на нее внимания».

Однако вина этих двух акушерок, как следует из приговора, не нашла подтверждения в суде. Обе оправданы.

На фото: отец Оксаны Морозовой слушает приговор, отвернувшись от врачей

Хирург выездной бригады БСМП Валерий Чикишев, который несколько часов оперировал роженицу уже в безнадежном почти состоянии, судом оправдан.

С выводами по случаю Елены Гайсиной и бюро СМЭ, и комиссия облминздрава сделали вывод, что причиной смерти явилась тяжелая преэклампсия (осложнения беременности), впоследствии осложнившаяся сепсисом. Елене необходима была срочная (не позднее 21 сентября 2014) операция кесарево сечение, но провели ее лишь 22 числа.

Однако медики доказывали в суде, что роженица отказалась от кесарева. Доказательством (которому не верят пострадавшие) стала, помимо прочего, отказная, которую вместо роженицы подписали трое врачей. Один из них сообщил суду, что лично отказа Гайсиной не слышал, а подмахнул бумагу, которую ему подала Чикишева.

Показаниям других рожениц и мамы Елены, что она не отказывалась, судья Королькова не поверила. Поэтому по факту рокового запоздания с операцией Гайсиной в роддоме Чикишева оправдана.

Затем Елену, которая была в критическом состоянии, с запозданием в несколько часов перевели в ГКБ им.Кабанова. По этому поводу эксперт Мозговая сказала, что вопросы тут не к врачам, а к организаторам здравоохранения – чиновникам.

И уже в больнице им.Кабанова Пелагея Артеменкова вовремя не назначила необходимую для спасения жизни молодой мамы операцию. В суде установлено, что из истории болезни Елены Гайсиной вырвано 36 листов с данными, свидетельствующими о необходимости срочного хирургического вмешательства. Они были заменены другими записями. Вырванные листы с подписью Артеменковой мужу погибшей роженицы Руслану Гайсину передал один из врачей. Они и стали доказательством того, что Артеменкова знала об опасном состоянии роженицы. Другое доказательство добыли следователи, изъяв диск компьютера в ординаторской ГКБ – на нем оказалось два разных варианта истории болезни роженицы. В одном диагноз перитонит, означающий необходимость срочной операции, прописан , в другом – нет.

Когда врачей освободили от наказания в зале суда (за истечением срока давности), родные рожениц плакали. Сидевшие в задних рядах зала суда врачи, напротив, повеселели до того, что громогласно приглашали друг друга пойти отметить освобождение коллег.

В довершение судья Королькова оставила без рассмотрения заявленный в рамках уголовного дела иск Руслана Гайсина о компенсации морального вреда его оставшемуся без мамы сыну – на 10 млн руб.

- В соответствии с ч. 2 ст. 309 УПК РФ оставить без рассмотрения, сохранив за ним право на удовлетворение иска в порядке гражданского судопроизводства, - зачитала судья.

Анна Мелехова

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет