Новости
В Омске полковника полиции Яркова судят за незаконную ловлю стерляди
Свидетели не подтверждают свои показания в ходе следствия: «из-за искажений переписывали восемь раз»
Изображение из открытого источника

Заместителя начальника СУ УМВД по Омской области Владимира Яркова судят по «браконьерской» статье.

СМИ уже сообщали о громком уголовном деле: следком возбудил в отношении полковника полиции Яркова уголовное дело по п. «б» ч. 1 статьи 256 УК РФ («Незаконный вылов водных биоресурсов») – по ней обвиняемому грозит штраф до 500 тыс. руб. и до двух лет лишения свободы.

25 июля 2017 года сотрудники ФСБ задержали полковника полиции на берегу Иртыша за незаконную ловлю стерляди. Якобы тот сетями выловил более 150 ценных рыбин, причинив государству ущерб на 92 тыс. рублей. Весной 2018-го уголовное дело было передано в мировой суд.

Заседания, которые состоялись в июне в Советском судебном районе Омска (участок 110), можно назвать образцово-показательными. Пока одни читатели омских СМИ удивляются («С каких пор ФСБ охраняет биоресурсы на внутренних водоёмах?»), а другие злорадствуют («Как мог полковник в нарушение всех законов стерлядь ловить?»), рыболовам полезно проследить за ходом судебного процесса. Даже тем, кто браконьерничать не собирается – вдруг запретная рыбина ненароком попадет в сети?

С помощью адвоката и самостоятельно Ярков защищается грамотно. И показания большинства свидетелей - в его пользу.

Пока лишь один из свидетелей обвинения - сотрудник омского ФСБ Дмитрий Гордеев с точностью опознал полковника в рыбаке, который выбрасывал в воду сети.

Гордеев этот поведал суду, как проводил в отношении Яркова ОРМ – оперативно-розыскное мероприятие. С раннего утра он усердно следил за обвиняемым с правого берега Иртыша в бинокль и вдобавок записывал происходящее на видео. И якобы узрел, как тот ловил рыбу сетью.

– От коллег мне стало известно, что сотрудник полиции осуществляет незаконную ловлю биоресурсов в Советском округе Омска, у поселения Ново-Александровка, – отчитался Гордеев. – ОРМ координировал мой коллега Константин Кузнецов… В бинокль я видел, как в воду были сброшены сети, затем подсудимый проплыл в лодке, вытянул сети и перебирал рыбу, похожую на стерлядь, с длинным носом. Когда Ярков вытащил сеть, он пришвартовался к острову, там вытащил садки с рыбой – часть взял с собой в лодку и отплыл к правому берегу Иртыша.

Кузнецов в это время выслеживал полковника на берегу, переговаривались ФСБшники по радиосвязи. Момента задержания Яркова Гордеев не видел. Когда адвокат подсудимого Василий Губанов поинтересовался у Гордеева, выносилось ли постановление о проведении ОРМ, тот ответил, что в глаза такого документа не видел и не знает, есть ли он вообще. После короткой заминки ФСБшник проявил специальную выучку, добавив:

– Мы имеем право проводить ОРМ самостоятельно.

Затем выступили еще три свидетеля – сторожа лодочной станции на берегу Иртыша, где Ярков держал лодку и пользовался бытовкой. По их словам, ни один из них не видел, как Ярков ловил сетью стерлядь: отплывал на рыбалку с удочкой и угощал их исключительно законным уловом – язем, налимом, лещом.

Гособвинитель каждый раз ходатайствовала об оглашении показаний сторожей в ходе следствия. А в них записано, что полковник (как сторожа прозвали Яркова) рыбачил с помощью сети. Свидетели заявили, что ничего подобного следователю не говорили, и расписывались под показаниями, не вникая в смысл текста.

Больше всех при задержании Яркова досталось 53-летнему сторожу-слесарю Николаю Обухову, который в этот день дежурил.

– Утром, когда я готовился передать смену, в мою бытовку заскочили люди в масках и заковали меня в наручники, – рассказал суду Николай. – Потом вывели на улицу, и там я увидел Яркова, который лежал в кустах лицом вниз, тоже в наручниках (он около часа так лежал). Рядом – два человека в масках. Я спросил, в чем дело, и услышал в ответ, что меня это не касается. Потом меня допрашивали… Я пояснил, что Ярков рыбачил на своей лодке, всегда один. И в тот день я не видел рыбу, которую он выловил…

Николай Обухов признался, что испытал сильный стресс, когда двое не представившихся ему людей набросились и стали его «заковывать в наручники»:

– Я с ними пытался бороться, вообще не понимал, что происходит! – голос мужчины звенит от возмущения.

На следующем заседании выступили еще двое свидетелей по делу.

Рыбинспектор Дмитрий Петров сообщил суду, что Яркова он ни разу не задерживал за нарушения, зато консультировал по поводу ловли рыбы сетями.

- Это не запрещено, только рыбалка должна быть в специально отведенном месте. Он спросил: «Как быть, если в сети попадет запрещенный экземпляр»? Я объяснил: выпустить обратно в среду обитания.

Владимир Ярков задал свидетелю вопрос:

- В Правилах любительского рыболовства есть такое понятие как «прилов» - что оно означает?

- Если кроме определенной породы рыб (к примеру, чебака) в сети попала другая – это и есть прилов, - объяснил Петров.

- Если на любительской рыбалке в сети попала запрещенная рыба, когда она считается собственностью рыболова? – продолжил допрос подсудимый.

- Пока рыба в сетях – это прилов. Собственностью она становится, когда помещена в садок или, к примеру, перенесена в машину.

(Понятно, к чему эти вопросы: при задержании Яркова часть рыбы оставалась в сети).

Затем рыбинспектор пояснил суду, что на предъявленном ему следователем видео узнать Яркова в мужчине в лодке, который выбрасывает в воду сети, затруднительно: слишком далеко. Идентифицировать рыбу на втором видео «тоже нереально».

Специально для суда Петров добавил, что протокол его допроса у следователя по его же настоянию пришлось переписывать восемь раз:

- Все время искажали!

Второй свидетель, работник нефтезавода Виктор Кабанов подтвердил показания предыдущего:

- Человек в лодке на видео похож на Яркова, но я не могу сказать, что с точностью его опознал. Сомневаюсь, запись плохая.

Гособвинитель зачитала протокол допроса свидетеля у следователя, где тот уверенно опознает Яркова на видео и рассказывает, как тот устроил на «ментовском острове» зону отдыха: построил баню и стол с навесом.

- Баня и навес появились на острове лет десять назад, задолго до Яркова – я его тогда даже не знал, - опроверг свои показания у следователя нефтяник. – И по поводу «ментовского острова» - сам я ни разу не слышал, чтобы его так называли. Это следователь меня спрашивает: «А вы знаете, что остров называют ментовским?» - и записывает в протокол. На самом деле там многие отдыхали, в том числе семьи с детьми. Меня просто запутал следователь. Когда я читал показания, уже ничего не понимал – до такого состояния меня довели за четыре часа допроса! Еще следователь зачем-то говорил: «Мы вас защитим от Яркова»…

Следующее судебное заседание назначено на 26 июня.

Анна Мелехова

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет