Новости
О пытках - в закрытом режиме
В Омске «засекретили» заседание по делу об организации в колонии ИК-7 пыточной камеры. У потерпевших нет адвокатов...
Фото: Анна Жолнерчук

Советский суд Омска решил провести заседание по делу о пытках в закрытом режиме. Судья Наталья Отт закрыла заседание в связи с тем, что в его ходе будут озвучиваться сведения частной и личной жизни заключённых, которых суду предстоит допросить. Интересно, что на этом решении настаивали не только сторона защиты и сам подсудимый. Прокурор, что «в деле о пытках» представляет потерпевших, высказалась против аудиозаписи, фото и видеосъемки.

32-летнего инспектора отдела безопасности ИК-7 УФСИН России по Омской области Василия Трофимова подозревают в превышение должностных полномочий. По версии следствия, в 2015–2016 годы обвиняемый поощрял и руководил действиями созданной им группы спортсменов, ранее занимавшихся единоборствами, жертвами которых становились вновь прибывшие в исправительную колонию осуждённым.

О каких именно действиях идет речь, «Новой газете» подробно рассказал Руслан Сулейманов, освободившийся из омской ИК-7 в конце апреля. Бывший заключенный говорит о чудовищных пытках, к которым, по его словам, причастен и инспектор Трофимов. Впрочем, Руслан Сулейманов такой не один. Накануне, 16 мая, на разбирательство по делу Трофимова конвой доставил в суд нынешнего заключенного этой зоны. Но о чем поведал тот, кому после допроса предстояло вернуться в нее, узнали только судья и правоохранители – двух представителей «Фонда защиты прав человека» и корреспондента «Новой газеты» отправили за дверь.

До начала заседания подсудимый Василий Трофимов и его адвокат также заявили, что не готовы общаться с прессой и будут настаивать на запрете присутствия в суде нашего издания.

«Значит издеваются….и будут издеваться», - считает эксперт «Фонда защиты прав человека» Ирина Зайцева. В том, что правосудие восторжествует, правозащитница и так сильно сомневалась, а тут еще и закрытый процесс. «Правды не узнаем» - уверена она.

Омские правозащитники не первый год заявляют о пытках заключенных во все судебные и правоохранительные инстанции, но результат этих заявлений близок к нулю. Даже если одного «инквизитора» снимают, на его место приходит другой, иногда еще более жестокий.

«Раздевали догола, надевали женские юбки, кокошники, губы красили, заставляли друг другу насиловать. Всё это у нас с 2003-2004 года, с того момента как на должность главы УФСИНа заступил генерал Николай Папичев. Все началось с СИ-3 (прим.ред. следственный изолятор №3, находится на территории Исправительной колонии №7) – это так называемый «Омский Освенцим». Сюда привозили людей на «ломку», «ломали» увозили в другие места. «В задний проход шланг вставляли под напором, дубинкой прямую кишку пробивали людям - ужасные вещи творили… », - рассказывает правозащитница Лали Хвичия (с подробностями можно ознакомиться здесь )

По ее словам, именно с тех пор в Омске и еще в нескольких городах у сотрудников пенитенциарной системы будто бы развязались руки.

«Знакомый отбывал наказание и рассказывал о случае, кода заключенный отрезал себе язык, чтобы прекратить пытки. Его пытали за то, что он не мог запомнить, выучить распорядок дня», - говорит Лали Хвичия.

Ирина Зайцева добавляет к этому рассказу еще несколько историй - о пытках холодом, когда заключенные целый день находились на морозе в легкой одежде и о том, что сотрудники, если и оказываются на скамье подсудимых, обычно избегают адекватного наказания или вовсе в связи с истечением срока давности отправляются на волю.

- Осужденных используют как рабов. Они получают символические 200 рублей в месяц, тогда как за их труд предприниматели, с которыми УФСИН заключает договоры, платят намного больше.

Правозащитница говорит, что множество раз заявляла в контролирующие органы и о пытках, и о коррупции, но «пробить» эту закрытую систему., куда «посторонним» вход воспрещен, поставить ее под гражданский контроль крайне сложно.

Анна Жолнерчук


поддержать рублём «НГ Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет