Мнения
Чтоб не пропасть по-одиночке
Голодовка в «Рассвете: объединяясь, крепостные становятся гражданами
Голодовка в

Один из участников омской голодовки – депутат Троицкого поселения Антон Николаев (накануне акции был госпитализирован – поэтому голодает в горбольнице № 1) рассказал, как формируется в нем бюджет.

Не вдаваясь в подробности: на содержание аппарата сельских чиновников (депутаты работают там бесплатно), то есть их зарплаты, хозчасть, коммуналку в здании, где они сидят, в год уходит 8 млн. 800 тыс. рублей. А весь бюджет поселения – 14 миллионов.

Та же картина, говорит депутат Иван Пылев во всех селах пригородного района – две трети бюджета идет на содержание местных органов власти, исполнительных (не считая полиции, прокуратуры, судов, которых частично тоже содержат здешние налогоплательщики – часть их налогов поступает в федеральный бюджет).

- А районная администрация функционирует за чей счет?

- Да за наш же – говорит депутат Ирина Дроздова – сельские земли переводят на свой баланс (проделали это, в частности, с территорией «китайского городка» - перевели 10 гектаров посевной площади в муниципальный фонд, чтобы снять с них статус сельхозугодий). Там же чиновников до черта - 5 этажей и 2 этажа «подснежников»: сколько надо денег ,чтоб всех прокормить, а зарплаты у них поболее, чем у сельских.

Например, у главы района Долматова месячное жалованье – 300 тыс. руб. ну и разные бонусы, представительские расходы. Выделил ему район (это так называется) квартиру, стоит она 6,5 млн. руб.

На чиновников бюджета пока хватает, а больше ни на что, говорит Ирина Леонидовна, денег в районе нет – ни на дороги, ни на газификацию, ни на благоустройство: «Сколько ни просили, ни разу нам из района денег не выделяли: например, надо построить детскую площадку – скидываемся сами: пенсионеры, учителя…"

Вот и жителям Морозовки закрыли котельную, ремонт которой они оплачивали 30 лет, и предложили, чтоб зимою не мерзнуть, проводить газ за собственный счет: у кого денег нет - брать кредиты по 120-150 тыс. рублей., потому как в бюджете нет средств, хотя на одну квартиру Долматова можно было б газифицировать полсотни здешних домохозяйств. Но он же не простой человек – феодал, ему полагается. Их, феодалов «хренова туча» - на местном уровне, и на районном, и на областном, не говоря о вышестоящих. По раскладу бюджетов выходит, что простолюдины пашут практически исключительно на их достойную жизнь, ни на что больше в бюджетах денег не остается.

Пенсии им, феодалам, тоже, само собою, особенные положены. Скажем, один из голодающих в «Рассвете» сейчас Сергей Васильевич Митрофанов так и не смог добиться от государства хотя бы скромного вспомоществования за участие в ликвидации последствий Чернобыльской аварии (за 2 месяца получил там 23 годовых нормы радиации). Что понятно – он же не государственник, даже не муниципал. У тех работа куда опасней: им за определенный стаж пребывания в креслах разных администраций надбавки к пенсиям назначаются, какие не снились ни чернобыльцам, ни пожарным, ни искалеченным участникам войн: к примеру, омич Виталий Коваленко, в теле которого больше сотни осколков, получил инвалидность с большим трудом, но это - копейки по сравнению с феодальными пенсиями.

Кто не относится к привилегированному сословию, тот по определению – крепостной. А у крепостного нет права голоса (если проголосуешь не так, слуги феодалов тебя поправят), да и никаких других прав: в принципе с тобой можно делать все, что угодно. Сотрудники Павлоградской полиции в течение недели избивали и пытали простолюдинов, выбивая из них признание в убийстве. Когда отец одного из них - мулла (в настоящее время – имам) села Южное Ермек Мейрманов пожаловался на них в Следственный комитет, против его сына возбудили уголовное дело. Возбудили впоследствии и против полицейских: им дали за истязания семерых селян условное наказание. В феодальном, полицейском, к тому же и православном государстве имам по сравнению с жандармом – смешное звание. За неслыханную дерзость отца Азамата Мейрманова примерно наказали – на него навесили еще 5 уголовных дел без единого доказательства. Если ты – не феодал, то никаких доказательств для того, чтоб тебя осудить, не надо: грозит ему пожизненный срок.

Писал Ермек Мейрманов, как и другие участники акции, проходящей в «Рассвете», во все инстанции. Но не бывает, чтобы простолюдин в одиночку чего-то добился (в моей длительной журналистской практике не случалось такого ни разу). У простых людей выход только один: если они желают стать гражданами – добиваться своих гражданских прав, им надо объединяться и отстаивать права друг друга, как свои собственные. По - другому в гражданском обществе быть не может.

У голодающих в «Рассвете» разные требования, адресованные разным органам власти, но все они – об одном: о нежелании далее жить под гнетом жандармов и феодалов. Если вам он тоже не нравится, присоединяйтесь (не призываем вас голодать – поддержать этих смелых людей добрым словом уже – немало). Кем бы мы себя не считали – коммунистами, либералами и т.п. на сегодняшний день мы по факту остаемся рабами, а пора бы уже становиться хозяевами своей жизни, своей страны. Совет Булата Окуджавы «браться за руки, чтоб не пропасть по - одиночке» в свете последних событий и надвигающихся звучит актуально как никогда.

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет