Мнения
Цыпарита
С котом и собакой она быстро наладила отношения - каждому врезала в глаз
Изображение из открытого источника

Дом наш вечно был перевалочным пунктом брошенных и подброшенных котят, щенков, подобранных на улицах раненых зверей, кем-то надаренных кроликов.

Однажды мои дети принесли черепаху, которая от кого-то сбежала (да, черепахи могут!). Была и трагическая история – собаку переехала машина, дети ее тщательно переложили со всеми выпавшими кишками на покрывало, принесли и требовали спасти.

Я работала в газете и вынужденно вела рубрику «Отдам в добрые руки».

О, это были шедевры рекламного творчества…

«Котик из интеллигентной семьи, добросердечный, аккуратист», «кошечка – милая, скромная, ненавязчивая, мало ест, страстная охотница до мышей», «взрослый кот, сложившаяся личность, добрый друг и помощник, и крестиком вышивает (это была фигура речи – отсылка к Матроскину)». Кстати, по поводу последнего кота была претензия. Бабушка, польстившаяся на вышивание, обнаружила, что кот только дрыхнет и ест. Пришлось ей объяснить соль шутки. Но кота она оставила.

«Привыкла к этому дармоеду», - сказала.

Обычно мои дети подбирали всё ненужное, но бабушка им выдала денег на мороженое, и они совершили покупку. Дочери купили цыплёнка.

По этому поводу состоялся такой разговор:

- Вы понимаете, что курица требует иных условий содержания, чем собака и кот?

Дочери смотрели на меня карими и зелёными глазами, не моргая (они, видимо, договорились по дороге с рынка не уступать мне).

- У нас нет и не может быть курятника!

- Она может жить на террасе! – видимо, дочери всё продумали.

- А зимой? – не сдавалась я.

- Зимой и будем решать, - отрезала дочь родная, а приёмная заголосила: «Ну, тё-ё-тя-а-а На-а-ата-а-а-аша-а-а-а…».

Цыплёнок был самый завалящий, перья веером, глаза прикрытые – кого бы им ещё продали на рынке?!

«Сдохнет», - прикинула я.

Цыплёнок был назван Цыпаритой и помещён на террасу. Здоровье его поправлялось на глазах. Рыжие перья прилегли, глаза открылись, шаг стал твердым. Дочери бегали с лопатой по участку - копали, а потом мыли червей – Цыпарита сначала не хотела есть червей, а потом втянулась.

К осени это была куриная девица-красавица. Рослая, пышногрудая, с жёлтыми когтистыми лапами, взглядом динозавра и малиновым гребешком-бареткой, закрывающим правый глаз.

В октябре пришло время зимы и дальнейших действий. Дочери смотрели на меня карими-зелёными глазами, побуждая к творческим находкам. Я решила поселить Цыпариту в камине – благо, он был сделан по английскому стандарту - под зажарку дикого кабана. Чтобы курица не выпрыгивала из камина, когда ей вздумается (скоро обнаружилось, что она страстная любительница традесканций), камин был занавешен тюлем с окошечком для любопытствующей курицы.

Курицу, впрочем, то и дело выпускали из камина погулять или поиграть с нею. С котом и собакой она сама наладила отношения. Каждому врезала в глаз, и окривевшие на время Котя с Кадей поняли, кто теперь в доме главный.

Из еды Цыпарита полюбила нарезанную полосками ветчину (имитацию червей), за которой она подпрыгивала выше кота – «служила», виноград, креветки и упомянутую традесканцию. Зерно она клевала нехотя. Грудь у неё уже была как у ледокола, голос прорезался зычный, баретка пламенела.

Ближе к новому году Цыпарита наша стала характерно приседать передо мной, я сообразила, что девушка созрела и выбрала меня в петухи (что неудивительно: в нашей многодетной семье орала я чаще и громче всех). Настоящего петушиного опыта я не имела, но приноровилась хлопать Цыпариту по спине.

И тут пошли яйца!

Царь-яйца! С ярко-оранжевыми и даже (после употребления креветочной шелухи), оранжево-красными желтками. Яйца, созданные на лучшей ветчине! К делу своей жизни Цыпарита подходила ответственно: график не нарушала, трудилась так, что уши закладывало. Сначала кудахтанье её звучало лагро, потом нарастало и переходило в анданте, анимато и, наконец, затихало. Яйцо, значит, было готово. Следовало похвалить и дать ветчинки.

Однажды зашёл к нам глубоко пьющий троюродный дядя в надежде разжиться монетой на выпивку. Такие инициативы мы не поддерживали, но дядя всегда давил на жалость. Пришёл он в неурочный час – Цыпарита как раз переживала самые яростные схватки. Дядино лицо изумлённо застыло. Он понимал, что курицы в доме быть не может, потому что … ну её просто не может быть!

- Что такое? – спросила я, не дрогнув мускулом - случилось что-то?

- Э… нет, нет, - замахал руками дядя, побледневший и мгновенно вспотевший (Цыпарита как раз пустилась в ритурнель).

- Ты что-то слышишь? – строго и печально спросила я. – Слышишь?!

- Э… нет, нет! – ужаснулся дядя, поворачиваясь к выходу.

- Саша, бросай пить! – кричала я ему вслед, - так и с ума сойти недолго! Тебе уже мерещится!

Вскоре после этого случая ко мне прибыл тележурналист - отснять со мной – с писателем сибирским, интервью.

Цыпарита сидела тихо. Время было неурочное. Но интервью затянулось. И тут из камина раздалась прелюдия: ко-ко-ко-ко-ко-как! Ко-ко-ко-ко-ко-как! Лицо интервьюера стало как у дяди. Он озирался по сторонам: с виду дом был приличный, и кресло-качалка, и книжки за стеклом. Откуда звук? Пришлось показать Цыпариту в камине. Её он тоже снял, как часть моей писательской жизни. Что было правдой.

Дело шло к лету, и у моего мужа стали появляться мысли на счет Цыпариты. У мужа есть особенность: он жалеет одиноких, не состоящих в браке существ, и потому всю жизнь старается соединять сердца, чьи бы они не были – хоть бы и куриные.

Одиночество родной курицы терзало его невыносимо. Он заговорил о петухе. В его воображении уже вылуплялись из яиц бойкие цыплятки. Я обреченно прикидывала, как холодную террасу превратить в теплый курятник на одну семью… Я знала – он не отступит, пока не найдёт петуха.

Матримониальные планы мужа быстро распространялись в родственной среде (все, на удивление, оказались куросводниками), и петух был найден у родного дяди. Денег за петуха дядя не хотел, а попросил мою книжку. Так дядя получил книжку, а мы – великолепного петуха. Он был породистый, рисунок и цветовая гамма его оперения были чарующими, шпоры, клюв, гребень – лучшей выделки. Однако он был мелковат. Так я и сказала:

- Мелковат! Как бы она его… того…

- Это петух! – весомо сказал муж, - уж он знает, как обращаться с курицами.

Напоследок дядя дал технический совет – подсадить петуха к Цыпарите ночью. Она проснется и вмиг окажется замужем. Хэппи энд!

Момент пробуждения пары мы не застигли – куры просыпаются рано. Мы подоспели как раз к разводу.

По двору шествовала Цыпарита – грудь ледоколом, баретка набекрень, а сзади, неуверенными перебегающими то на одну, то на другую сторону скачками передвигался петушок. Он держал безопасную дистанцию, и мы поняли, что без нокаута не обошлось.

Надо отдать ему должное – он старался! Еще неделю он пытался, кружа возле нее, предложить ей какой-то малоценный полу-съедобный мусор вроде личинки или зерна. Греб лапами, показывая усердие, квохтал, но успеха у дамы не имел. Даже спал он на полу под ее насестом.

Права сидеть рядом у него не было.

Далее на мучения птицы было смотреть невозможно, и мы вернули потерпевшего фиаско самца. Цыпарита так и осталась девицей. Так и приседала возле меня. В дождь она сидела с собакой в его конуре. А для семейной ссоры ей вполне годился кот.

Я улетала в Чехию в марте. В Сибири еще была зима, и Цыпарита занимала зимнюю квартиру в камине.

Уходя из дома, я долго-долго гладила её, а она ворчала, что я не даю ей спать. Она не знала, что мы больше не увидимся. Что по просьбе свекрови сосед отрубит Цыпарите голову. Прожив 13 лет, умрёт от рака Кадя, наш пес. Кот переживет его на год.

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет