Мнения
Открытое письмо президенту Путину
Это крик души, помогите!
Изображение из открытого источника

Уважаемый Владимир Владимирович!

Я, инвалид 2 группы по заболеванию рассеянный склероз, обращаюсь к Вам с просьбой. Хотя это письмо не просьба, а скорее, крик о помощи.

Теперь о проблеме. Мы, рассеянники, пережили уже три глобальных «крушения»: в 2008 году был закрыт Центр рассеянного склероза на базе отделения неврологии ГБ № 1 им. Кабанова и все больные были вынуждены обращаться к участковым неврологам, некоторые из которых о рассеянном склерозе только что-то слышали.

Большие усилия приложил к этому Департамент здравоохранения г. Омска. В 2010 я разговаривала с действующим в то время губернатором Омской области Леонидом Полежаевым, и он помог. На базе БУЗОО КДЦ был открыт кабинет помощи больным рассеянным склерозом, в котором и сейчас работает прекрасный специалист, врач Ольга Солдатова. В ГБ-2 на базе отделения неврологии было оборудовано 2 палаты для лечения больных рассеянным склерозом и с болезнью Паркинсона. Но в конце 2015 года больница № 2 после ремонта была закрыта. Нам объяснили, что в связи с модернизацией. Однако сейчас корпуса приходят в запустение.

Потом приказом министра здравоохранения Омской области Андрея Стороженко нас принял под крыло санаторий Рассвет, в котором были созданы все условия для лечения и восстановления больных рассеянным склерозом.

Увы, перед Новым 2017 годом мы пережили очередное потрясение: распоряжением то же Омского минздрава нас прикрепляют к неврологическому отделению Областной клинической больницы.

В ОКБ - отделение на 30 коек - на 1200 больных (!), которым помощь может понадобиться в любой момент. Длинные переходы, отсутствие санузлов в палатах, а большинство наших передвигается с огромным трудом, примерно треть - на колясках. И как доверять врачу, который сказал, что «будет нас лечить количественно, а не качественно, потому что нас много, а помочь надо всем»?

В ГБ-2 нас поднимали на ноги – выписываясь, мы уходили домой на своих ногах! Врачи – неврологи знали все наши болячки, совершали чудеса, заставляя (в хорошем смысле этого слова) нас ходить. Марина Савченко - невролог с большой буквы, выполняла еще и функции психолога, благодаря ей были сохранены многие семьи. И для нас неврологи отделения были как семейные врачи, которые знают и помнят семейные обстоятельства, состав семьи, условия проживания, а не только историю болезни. Когда отделение закрыли, у нас словно забрали близкого человека.

Отделение в Рассвете - это оборудованные палаты с санузлами (а для нас это очень важно), везде по ходу движения поручни, великолепная физиотерапевтическая база, лифты. И, конечно, великолепное отношение персонала. Помощь предлагали все - от директора до охранника. Зачем было всех пациентов переводить в перенаполненную ОКБ?

В ноябре 2017 года я была на приеме у врио губернатора Александра Буркова, где присутствовал министр здравоохранения Стороженко, который в течение всей встречи смотрел в планшет и почему-то улыбался (а мне было совсем невесело…).

Бурков обещал помочь, послал свою помощницу в Рассвет, где она все посмотрела. Но через месяц Стороженко прислал ответ, что рассеянники будут в ОКБ - вопрос закрыт.

А ведь нам нужен в палате туалет (при таком заболевании недержание мочи). Нам элементарно надо иногда выйти на улицу, посидеть на скамейке, поговорить друг с другом. В ОКБ все это невозможно - как сказал мне главный врач облбольницы: больным нельзя выходить на улицу. И признался, что не понимает, почему городских жителей перевели в областную больницу – областных пациентов и так хватает.

Мы Вам уже писали письма о помощи, но их переправляли людям, которые не помогли нам.

Огромная к Вам просьба - не дайте развалить созданную большой кровью систему помощи больным рассеянным склерозом. Услышьте нас!

Я уверена, что под этим письмом подписались бы не только сотни моих товарищей по несчастью, но и тысячи здоровых людей.

С уважением, Юлия Славина.

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет