Мнения
Правоприменение должно поощрять конкуренцию на выборах
Размышляя в юности о том, что рок-н-ролл начался с любви, я вдруг понял: мне хочется защищать права и свободы...

Размышляя в юности о том, что рок-н-ролл начался с любви, я вдруг понял: мне хочется защищать права и свободы человека, - и делать это вкусно, красиво, квалифицированно. Самоуважение казалось одной из базовых потребностей всех людей, а потому специальность юриста весьма узко воспринималась как  мастерство борьбы за попранное чужое достоинство – дело благородное, пышущее страстью и начинающееся с гуманизма. А что такое гуманизм, как не любовь?

Заложенные в Российской Конституции строки о человеке и его правах как высшей ценности, виделись мне не только законом, но и поэтическим высказыванием, по силе воздействия не слабее Гребенщиковского «я ранен светлой стрелой, меня не излечат»; я был молод, понимание о преходящем характере юности еще не сформировалось.

Сегодня я думаю так: если и отбросить лирическое обаяние изложенных формулировок, главная их мысль не теряет своей актуальности.

Правоприменение носит весьма утилитарный характер и призвано облегчать жизнь людей: поощрять прогрессивные социальные практики, искоренять или хотя бы купировать общественно опасное и вредное поведение… В этой связи расскажу о моем недавнем судебном процессе.

Кандидат в депутаты Омского городского Совета Эдуард Фомин во исполнение действующего законодательства собрал необходимое количество подписей для того, чтобы избирком зарегистрировал его в качестве кандидата (сразу уточню: закон предполагает несколько этапов выборного процесса, в котором выдвижение кандидата и его регистрация являются разными стадиями).

По итогам проверки подписей избирателей, отданных в поддержку выдвижения Фомина, избирком отказал ему в регистрации, что повлекло за собой снятие с дистанции в качестве кандидата.

Мы обратились в суд за защитой нарушенного права Фомина быть избранным и стали очевидцами действия, имеющего признаки ядреного фарса.

Суд первой инстанции разбирался, что не так с подписями и не было ли нарушено право сборщиков подписей вносить уточнения в сведения о самих себе в подписные листы до заседания избирательной комиссии.

Выслушав представителя избиркома, пояснившей суду, что в прениях она выступать не желает, заслушав прокурора, монотонно прочитавшую заранее напечатанное на бумаге заключение, суд удалился в совещательную комнату и за 50 минут написал решение на семи листах, которым оставил наши требования о признании незаконным решения избиркома без удовлетворения. Дескать, не доказан факт учинения избирательной комиссией препятствий в допуске сборщиков подписей ко внесению уточнений в подписные листы.

Суд второй инстанции, ожидаемо оставивший решение в силе, изложил в апелляционном определении иную аргументацию: мол, права истца не нарушены, так как закон не дает ему права вносить изменения в сведения о себе, содержащиеся в подписных листах. В апелляционном определении о праве сборщиков на внесение дополнений в данные о себе ни слова – судился же кандидат, а не сборщики, следовательно, нарушение прав сборщиков не рассматривалось. А то, что нарушение их права повлекло за собой нарушение права кандидата, суд, видимо, не интересовало.

Жонглируя законодательным запретом вносить изменения в подписные листы в части данных о кандидате, суд оставил без внимания наши доводы.

А говорили мы прежде всего о том, что не запрещенное законом разрешено и что если прямой запрет касается только внесения изменений в данные о кандидате, то уточнять данные сборщика подписей внизу подписного листа можно.

К чему я это говорю? А вот к чему. Правоприменение должно поощрять прогрессивные социальные практики, в том числе -  конкуренцию на выборах.

Однако в сегодняшней России мы имеем обратное – суды, как мне кажется, извращают дух закона тогда, когда вопрос стоит о допуске независимого кандидата к участию в выборах, когда дело касается хоть какого-то намека на изменение политической системы, закостенелой и доказавшей свою ко́му неумением строить социальные лифты и обеспечивать ротацию во власти. Такое правоприменение тормозит развитие общества, способствует консервации политической жизни.

Вместе с тем, решение проблемы мне видится просто, но об этом - в следующий раз.

А пока –  цитата из «Бунтующего человека» Альбера Камю»:

«В час, когда каждый из нас должен натянуть тетиву своего лука, пересмотреть свои доказательства и завоевать в истории и вопреки истории то, что и так нам принадлежит – скудный урожай ее полей и краткую любовь этой земли, - в час, когда наконец рождается человек, мы должны оставить эпоху с ее подростковыми проявлениями жестокости».

Илья Потемкин

 

 

 

 

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет